6b18a24b

Киреева Ольга - Наследство Ильича Из Шушенского


Ольга КИРЕЕВА
НАСЛЕДСТВО ИЛЬИЧА ИЗ ШУШЕНСКОГО
Cексуальные скандалы в политической среде стали довольно привычным
явлением. Никого сейчас, пожалуй, не удивишь любовницей Черномырдина или
побочным сыном Бориса Николаевича. Но история, которую совершенно случайно
услышали мы во время командироаки в Восточную Сибирь, стала своего рода
шоком даже для нас, ко всему привычных скептиков-циников.
"А вы знаете, что у нас тут живет правнучка Владимира Ильича?" - гордо
сообщили нам коллеги из газеты "Вечерний Минусинск", после небольшой порции
чая за знакомство. "Какого Владимира Ильича?" - не сразу поняли мы. "Того
самого, Ульянова, который отбывал ссылку в нашем Шушенском!" - объяснили
нам, непонятливым. "Да как же! Он ведь с Надеждои Константиновной в
Шушенском жил. Да и... детей, говорят, у него не могло быть". - "Ну,
Надежда Константиновна, положим, к нему приехала только через год. А насчет
детей... - коллеги переглянулись. - Записывайте адрес Наташи. Правнучки той
самой. Вообще-то мы о ее прабабушке уже писали лет десять назад, когда
гласность была в самом разгаре. Но на нас тогда в областном комитете партии
так зашипели! Весь тираж ликвидировали. Это в Москве все позволено, а у нас
тут только недавно стали отказываться от коммунистических догм. Но все
равно тогда многие успели прочитать, так что история для наших мест
довольно известная. Наташа, правда, просила особо ее не афишировать. Это
для вас она - сенсация, а для нее - семейная драма..."
Честно говоря, мы шли к правнучке с некоторой опаской. Мало ли желающих
породниться с великими! Андрей Разин, например, называл.себя племянником
Горбачева. А вдруг и тут схожая ситуация? Сомнения развеялись как-то сами
собой, когда в дверях обычного полудеревенского домика, каких много на
окраинах небольших городов, появилась Наташа. Светлые соломенные волосы,
слегка вздернутый носик, не копия, конечно, но... "Похожа!!" - первое, что
подумали.
К нашим расспросам Наташа отнеслась поначалу настороженно, а ее мама -
Ольга Владимировна, внучка "той самой" женщины, - поначалу вообще
отказывалась с нами говорить. Но слово за слово...
Десять лет назад, когда в местной газете появилась статья с
воспоминаниями бабушки Полины, им пришлось нелегко. Власти не ограничились
уничтожением тиража. Всю семью Подберезовых вызывали в местные "органы",
требовали, чтобы выкинули они эту блажь из головы. Мало ли что "полоумная
старуха" могла наговорить перед смертью!
"Полоумная" же старуха, дожившая, кстати, до ста пяти лет, раскрыла свою
тайну вовсе не перед смертью. А скорее после нее. "Накануне Олимпиады это
было, осенью 79-го года, - вспоминает Ольга Владимировна. - Пошла баба Поля
в огород... Ей было в ту пору девяносто восемь, но шустрая была. Все в
огороде копалась. А тут ушла... и нету. Выходим, глядим - лежит она между
грядок. Не дышит. Думали - отмучилась. Но нет, два дня на кровати пролежала
между жизнью и смертью, а потом вдруг - в пятницу это было, петухи сильно
утром кричали, - поднялась и пошла топить печку. А вечером позвала меня и
говорит: "Не могу я просто так уйти, правду вам не сказав. Не отпускают
меня... Все, кто знал жизнь мою, давно ушли. Родители да муж мой покойный,
Николай. Володе-то, сынку, я никогда не говорила, кто его родитель, чтобы
душой он не мучился. Он ведь Николая отцом знал и шибко его любил. Да и
Николай не велел никому сказывать, не хотел портить жизнь мальчонке! Это ж
какое дело..." Долго она меня готовила... А потом как сказала...
Я


Назад