6b18a24b

Кириевский Иван - Опал


ИВАН КИРИЕВСКИЙ
ОПАЛ
(Волшебная сказка)
Царь Нурредин шестнадцати лет взошел на престол
сирийский. Это было в то время, когда, по свидетельству
Ариоста, дух рыцарства подчинил все народы одним законам
чести и все племена различных исповеданий соединил в одно
поклонение красоте.
Царь Нурредин не без славы носил корону царскую; он
окружил ее блеском войны и побед и гром оружия сирийского
разнес далеко за пределы отечественные В битвах и на
поединках, на пышных турнирах и в одиноких странствиях,
среди мусульман и неверных, - везде меч Нурредина
оставлял глубокие следы его счастия и отважности. Имя его
часто повторялось за круглым. столом двенадцати храбрых,
и многие из знаменитых сподвижников Карла носили на
бесстрашной груди своей повесть о подвигах Нуррединовых,
начертанную четкими рубцами сквозь их прорубленные брони.
Так удачею и мужеством добыл себе сирийский царь и
могущество и честь; но оглушенное громом брани сердце его
понимало только одну красоту -- опасность и знало только
одно чувство -- жажду славы, неутолимую, беспредельную.
Ни звон стаканов, ни песни трубадуров, ни улыбка красавиц
не прерывали ни на минуту однообразного хода его мыслей;
после битвы готовился он к новой битве; после победы
искал он не отдыха, но задумывался о новых победах,
замышлял новые труды и завоевания.
Несмотря на то, однако, раз случилось, что Сирия была в
мире со всеми соседями, когда Оригелл, царь катайский,
представил мечу Нурредина новую работу. Незначительные
распри между их подданными дошли случайно до слуха
правителей; обида росла взаимностью, и скоро смерть
одного из царей стала единственным честным условием мира.
Выступая в поход, Нурредин поклялся головою и честью
перед народом и войском до тех пор не видать стен
дамасских, покуда весь Катай не покорится его скипетру и
сам Оригелл не отплатит своею головою за обиды, им
нанесенные. - Никогда еще Нурредин не клялся понапрасну.
Через месяц все области катайские, одна за другою,
поклонялись мечу Нурредина Побежденный Оригелл с остатком
избранных войск заперся в своей столице. Началась осада.
Не находя средств к спасению, Оригелл стал просить
мира, уступая победителю половину своего царства.
Нурредин отвечал, что с врагами не делится, - и осада
продолжается.
Войско Оригеллово ежедневно убывает числом и упадает
духом; запасы приходят к концу; Нурреднн не сдается на
самые униженные просьбы.
Уныние овладело царем катайским. Всякий день положение
Оригелла становится хуже; всякий день Нурредин
приобретает новую выгоду. В отчаяньи катайский царь
предложил Нурредину все свое царство катайское. все свои
владения индейские, все права, все титлы, с тем только,
чтобы ему позволено было вывести с собою свои сокровища,
своих жен, детей и любимцев. Нурредин оставался
неумолимым, - и осада продолжается.
Наконец, видя неизбежность своей погибели, Оригелл
предложил все - и сокровища, и любимцев, и детей, и жен -
и просил только о жизни. Нурредин. припомнив свою клятву,
отверг и это предложение.
Осада продолжается ежедневно сильнее, ежедневно
неотразимее. Готовый на все, катайский царь решился
испытать последнее, отчаянное средство к спасению:
чародейство.
В его осажденной столице стоял огромный, старинный
дворец, который уже более века оставался пустым, потому
что некогда в нем совершено было ужасное злодеяние -
столь ужасное, что даже и повесть об нем исчезла из
памяти людей; ибо кто знал ее, тот не смел повторить
другому, а кто не знал, тот боя


Назад