6b18a24b

Кирносов Виктор - Базар-Вокзал


КИРНОСОВ ВИКТОР
БАЗАР-ВОКЗАЛ ИЛИ В ОЖИДАНИИ ГОРЯЧЕЙ ВОДЫ
  
   Чтобы у взыскательного читателя не возникло вопроса: к какому жанру относится данное произведение, заранее оговорюсь - ни к какому. Настоящее сочинение можно назвать и романом, и повестью. Сюда вошли и рассказы, и поэмы, и трактаты, и эссе, и мемуары. Разные стили, разные направления. Лично я назвал бы такой жанр - мозаикой. Здесь есть и мягкие известковые камушки, и твердые, гранитные, и простая галька, попадаются и драгоценные - из всего этого складывается некая картина. Вся картина состоит из трех частей. Каждую часть я условно назвал "новеллой". А новелла, если верить словарному определению, есть – рассказ, небольшая повесть первоначально анекдотического содержания…
   Поначалу сборник новелл носил общее название "Базар-вокзал". Но затем я узнал, что таких названий у разных авторов существует, аж три штуки, а если покопаться, так значительно больше. Умные люди посоветовали назвать мое изложение более фундаментально: "Три кита", "Небесные откровения", "В преддверии конца" и прочие перлы... Если чуточку пошевелить мозгами, то "базар-вокзал" соответствует всем их требованиям. Здесь тебе и "добро и зло", и страшный суд, и разделение на плевелы и пшеницу, и расфасовка на праведников и козлов. Единственное, что я сделал, это добавил "в ожидании горячей воды", чем еще более укрепил внимание читателей на приближении земной акции конца. (В самом деле, сколько же можно терпеть этот бардак?) Изречение это возникло из анекдота, рассказанного однажды морским офицером:
   …Бунтуют матросы на корабле: "Бани нет! Помыться охота!" Приходит замполит и всех мирно успокаивает: "Дорогие товарищи моряки! Баня будет… когда будет горячая вода! Еще вопросы есть? Нет! Тогда перестанем волноваться и разойдемся!"
   Вот такой анекдотец простецкий. Но фразочка эта "Баня будет, когда будет горячая вода!" вернее ее сущностный смысл давно витает по бескрайним просторам нашего отечества и намертво каменеет в остывающих буйных головушках одураченных жителей.
  
   ВОКЗАЛ.
   (Новелла первая).
  
   И зачем только я взялся об этом рассказывать? Наверное, книга одна меня пробрала... Даже не пробрала, а можно сказать, пробила. Сильная книга, о рыбаках. Чистая правда, без всякой шелухи, как они там в море селедку ловят, как тонут, как спасаются. И еще там есть одна фраза, где говорится, что все мы, в сущности, дети. Вот мне пошел четвертый десяток и никак я повзрослеть не могу. Да, если честно, и не хочу. А уж если и вовсе по большому счету говорить, так это и невозможно. Никому невозможно, ни академику, ни водопроводчику. Я долго думал над этим, и вот понял: все на этой земле глиняной детьми родятся и детьми же уходят отсюда. Играем мы, по средней статистике, 70 лет. И надо честно признаться, - нравится нам это дело. А насчет того, что мы хозяева и цари в этом мире, так ребенок тоже часто ставит себя в центр и говорит: я один, все остальное для меня. Только младенца за такую шалость папа с мамой по попе нашлепают, на том дело и кончится. А нас уже та самая природа, над которой мы цари и хозяева, лупить будет и выбивать вместе с последними зубами последние иллюзии. Конечно, при том условии, если мы наперед сами себя не перебьем из-за того, что каждый понимает мир по-своему и хочет переделать его на свой лад. А его не переделаешь. Он такой, какой есть. И нет в нем никакого лукавства и хитрости.
   Но я хотел совсем о другом рассказать, а не спорить насчет того, дети мы, или уже не дети. Пусть этот


Назад