6b18a24b

Кирпичев Вадим - Одна Инструкция И Пять Лопат


Вадим КИРПИЧЕВ
Одна инструкция и пять лопат
До звездолета оставалось с версту, когда наш уазик влетел в яму. Поглядев
на колесо, торчащее под углом в 45 градусов, и высказав все, что принято в
таких случаях, мы побежали разбитой дорогой. Далее - заросшим полем. Громада
трехкилометрового космического корабля, черной тучей заслонявшая солнце,
висела над головой.
- Пусть отловят снежного человека! - кричал на бегу наш ветеринар. - Да,
чуть не забыл, загадка тунгусского метеорита!
- Ты что! Тратить желания на такую чепуху! А загадка лох-несского
чудовища? И этих, как их... баальбабских камней. Заодно пусть дадут единую
теорию поля! - агроном аж сиял в восхищении от собственного интеллекта.
Всех перекрывал бас Митрича:
- Будет вам с пустяками! Пусть лучше нам под пруд котлован выроют! Что?
Сверхцивилизация? Тогда два котлована!
Экономя дыхание, я с сожалением поглядывал на своих молодых товарищей.
Котлован, Несси, единая теория поля - это же надо так мелко мыслить. Я, только
я знал, чего надо просить у гостей со звезд. Если не опоздаем.
Я как раз отпросился на три дня с работы, чтобы написать трактат "Как нам
обустроить родной Цюрюпинск" и, если успею, починить крышу, когда с воплем:
"Дядя Егор! Пришельцы", ко мне вломился Сенька, шалапут-племянничек.
Я давно это предсказывал, и вот, случилось, подумал я, отрываясь от
трактата. И прямо с крыльца увидел парящую над полями черную тушу. Кстати, что
бы вы предприняли в этой ситуации? У меня сомнений не было: надо организовать
комитет. Ну, с председателем все ясно. Надев шляпу и на ходу повязывая
галстук, я соображал - кого еще включить? Сенька, захлебываясь, рассказывал,
как чудище до невозможности тихо продавило облака и как, обнявшись словно
перед смертью, они с женой стонали в стогу. Интересно, с чьей? Сенька-то
холостяк. В дальнейшем, по его словам, жена, прихватив платье, убежала, зато
появился гигантский стальной паук, нездешним голосом предложивший к десяти
часам представить ему три людских желания.
Ветеринара мы выудили прямо из заводи, где он неделю дожидался сома,
ушедшего от него в прошлом году. С агрономом было трудней. Тот разливал по
бутылкам ночную продукцию и ясностью мысли не блистал, норовил поднести Сеньке
стаканчик, до слез расхохотался, заметив мою шляпу, обижался на спешку, пока я
не задрал его башку к небесам.
Митрич, слава Богу, был дома. Околачивая пенек вяленым лещом, пятый
представитель нашенского истеблишмента смачно попивал пиво.
Вся остальная деревня высыпала за калитки, когда мы пропылили в поля.
Три желания... Лекарство от всех болезней, методы генной инженерии,
термояд, секреты телепатии и левитации, доказательство теоремы Ферма,
безвредный наркотик, фотонный движок, средство от облысения, фотокарточку
Бога... Наши мужики хотели всего.
Когда мы вбежали в световое пятно под кораблем, до десяти оставалось всего
две минуты.
- Смирно! - скомандовал я. После чего точно и кратко доложил членам
комиссии, в чем на самом деле нуждается человечество.
Что тут началось! Визги, хватанье за грудки, неприличные жесты,
улюлюканье. В общем, демократия. Унижаться до объяснений не в моих привычках.
Я только приоткрыл тайники русской устной речи, известные лишь бывшим ротным
старшинам.
- Вот он, я же говорил! - запрыгал Сенька, тыча пальцем в небеса. Оттуда к
нам опускался стальной робот-паук, смахивающий на букву "Ж". У меня было все
готово. Недрогнувшей рукой я вручил космическому посланцу написанный на листке
ученической тетра


Назад