6b18a24b

Киселёва Ирина - Хрупкое Счастье


КИСЕЛЁВА ИРИНА
ХРУПКОЕ СЧАСТЬЕ
Предисловие.
Эту сказку я создала для себя одной, для самого нежного и пу-
шистого в самом сокровенном закоулке души, я шла любовно и береж-
но по самым дорогим тропинкам памяти. Я изменяла иногда свои вос-
поминания, рисуя то, что хотела бы иметь и никогда не имела...
Они вырывались иногда, мои герои, не подчинялись моей воле,
начинали вдруг действовать самостоятельно, и я уже не могла пре-
дугадать их следующий шаг, не могла вовремя остановить и убе-
речь...
Это самое загадочное в процессе творчества: созданные одной
лишь фантазией герои перестают вдруг тебе подчиняться. Только
вот... одной ли фантазией?..
Она - отражение моих желаний и самых сокровенных чувств, са-
мых смятенных мыслей и самых сильных эмоций.
Он - тот, кто был когда-то рядом, а потом переселился лишь в
мечты, стал мечтой, нереальной, недостижимой и уже слишком выду-
манной...
Они - столь хрупкие, сколь хрупким становится воспоминание о
только что увиденном сладком сне.
Их счастье столь хрупкое, что только лишь грубое слово, выр-
вавшееся из реальности этого злого мира, может разбить в одно-
часье его драгоценный сосуд, превратив в осколки.
Кто сможет их собрать?..
Хрупкое счастье.
Ночь пришла тихая и легкая. По дюнам плыл призрачный молочный
свет, а там, над морем, словно разлили густую черную тушь. Черно-
та нависала, тяжелела, касалась воды и перетекала на берег. Тиши-
на...
Прошел всего лишь один день работы, а Игорь уже отвык от этой
благодатной расслабляющей тишины. Один день... Впрочем, первый
день всегда кажется самым тяжелым. Рано утром привезли детей. Вы-
веряли списки отрядов, как всегда было много путаницы с докумен-
тами, потом - распределение по палатам, бесконечная суета с бага-
жом, потом торжественный поход в баню, потом собрание отряда,
первое знакомство, первые разочарования и удивления... Первый
день. Дальше будет намного легче, он это знал из многолетнего
своего вожатского опыта.
Правда в этом году придется работать сразу в двух должностях:
перед самым отъездом выяснилось, что не хватает одного спасателя
для работы на море посменно, предложить было больше некому, учи-
тывая его опыт инструктора и руководителя походов в школьных ту-
ристических кружках. Ничего, это не так уж и сложно, он бывал в
различных переделках: и в шторм, и в смерч приходилось спорить с
морем. Он не раз спасал людей, унесенных непогодой. А здесь пляж
детский, мелководный, и, насколько он помнил, никаких особых про-
исшествий в их лагере до сих пор не было.
Игорь обошел вокруг деревянного домика спасателей, критически
его осматривая. Сырой песок неприятно похрустывал под ногами.
Попробовал открыть дверь, но она не поддалась с первого раза: за-
мок сильно заржавел за зиму. Наконец он справился с ним, и изнут-
ри в лицо резко плеснуло сырым холодом. Спотыкаясь в кромешной
темноте, он нащупал выключатель, потом вспомнил, что домик еще не
подключили, попробовал зажечь спички, но в тяжелом влажном возду-
хе они слишком быстро гасли. И все-таки он успел разглядеть же-
лезную кровать в углу, покрытую зеленым лагерным покрывалом, стол
и два стула. Небогато, но все же намного лучше, чем в палатке,
стоящей на снегу. Ему приходилось много раз ночевать и так.
По зыбко струящемуся, еще очень холодному песку он возвра-
тился обратно в лагерь. Совсем не хотелось спать, хотя день вы-
дался не из легких. Воздух морской так бодрит, что ли...
В корпусе на первом этаже снова окутало сыростью, чем-то пус-


Назад