6b18a24b

Кисина Юлия - Без Названия


Глеб Смирнов и Юлия Кисина
Какая была последняя фраза?
Неважно, - это же буриме.
Герои нашего повествования были два свежезарезанных пингвина. Они лежали на берегу Гранд Канала в Венеции. При жизни они не были знакомы, но, умерев, внезапно подружились. Их души, витающие над телами, вели непринужденную беседу и воображали, что они находятся в Мюнхене в покоях монастыря Марии Антонии. Она была освещаемая книгой писательница в меховом шлафроке и давила чудовищную зевоту (это было ее занятие и, если угодно - роль). Второго пингвина звали Смирнов. И он был Князь червячек и червей по кличке Запятой.
Он лежал на квадратноклетчатом (Домино) Она открывала пингвинью книгу и читала два романа:
ПОКИДАТЕЛЬНИЦА ЛУНЫ и ВОЙНА НА ЛУНЕ .
- По ночам из лагуны на вапаретто привозили водяных собак и трупов.
- При этом, было ли тебе известно, что с некоторыми исключениями о которых ниже, в Венеции с аднатыщасемьдесят, нет семдесят девятого года как бы ну, нет так скать установили, завели ..как оно?..
Но киллет Зет зона. Ну где нельзя убивать. Парковать.
Все таки в Венеции не было ни одной машины и стояла страшная загробная тишина.
Мы еще не говорили об исключениях. Речь идет о Дягилеве со Стравинским на острове как это Сан Микеле. Есть там остров мертвых в Венеции. Там где кладбище. Целый остров обнесенный стеной.
И плюс знаменитый. Нет, не плюс, а если не считать знаменитого венецианского аттракциона, который состоит в дорезывании Лорензаччо. Драма Альфреда Мюссе. Про убийство.
Так вот кто такой Лорензаччо!
Необходимо подчеркнуть, что это реальный исторический персонаж. Если бы мы имели непоследовательность верить А.Мюссе. Про Ламезаччо. Который убил своего похотливого кузена во Флоренции. Кузена Александра Медичи - деспота Флоренции. Но сам не уберегся!!! Его прирезали взаимно, ради взаимности...
Как бы взяв взаймы.
Вот, и с тех пор...
Он был мертвый.
Нет, Нет. Вот в этом аттракцион и состоит. Есть такое место в Венеции, допустим Сан Барнаба, рядом с которым я жил. Там всегда можно пнуть ногой свежезарезанный труп. Каждый может покуражиться. То есть аттракцион с донорской кровью. Кравище та кравище.
И они стали хохотать как живые.
- Я ему расквасил нос!
- Юшка потекла.
Но в остальном в Венеции уже нельзя было подработать наемным убийцей, как это в целом, во времена Лорензаччо.
Спроси меня. А как же ты сводил концы с концами. Твой вопрос. Ну что я могу ответить. Речь идет только о криминальных убийствах. А какие еще? Об этих шалостях...
Все убийства криминальные без префикса.
Были еще по дурости.
Здесь это дело чисто стилистическое. Я там был молодым убийцемжигало.
Этого не было. Во первых ты не был молодым.
Знаешь, я никогда не был молодым. Я присаживался у кафе Флориан и они слетались сами.
Госсподи, кто?
Щас скажу... Жигало там уже прозвучало?
По - моему - моему чудесная пьеса - завопила душа писательницы
- Умора.
- Умора это как бы умереть. А дальше?
А гробы-то, граба-то там плавают по речке. Черной и тошной. Иногда целые муниципальные вапаретто. Напиши что гроб по итальянски вапаретто .
Ты наверное сам не знаешь как гроб по итальянски.
Ну напиши вапаретто, чтобы люди знали. Я то не знаю, а вот ЛЮДИ будут знать. Ты же не знаешь как задумался ?
По итальянски?
Ты знаешь как по итальянски гробы? Я задумался. Напиши вапаретто .
Хотя, в целом, венецианцам жить ужасно хочется, но что поделать.
Да мне это было тоже жаль.
Что касается растворимых ложечек. То это когда мы ходили с моей будущей подружкой на Лидо.
Мы пошли


Назад