6b18a24b

Кивинов Андрей - Улицы Разбитых Фонарей 11


Андрей Кивинов
Инферно
"Инферно - аномальное явление, полтергейст в самом злобном, отвратительном
проявлении. Родившись в каком-либо замкнутом мире, влияет на него через
подсознание людей и через их поступки.
При отсутствии реального противодействия, подобно газу, заполняет
пространство целиком, после чего все находящееся в этом пространстве
превращается в преисподнюю".
"...В текущем году в городе зарегистрирован резкий скачок тяжких
преступлений и, что вызывает особую тревогу, умышленных убийств..."
Из газет
ГЛАВА 1
В этот поздний час любой прохожий, следующий по пустынной улочке мимо
здания медицинского вытрезвителя, решил бы, что наконец-то русский народ
окончательно спятил. Ничем другим объяснить происходившее внутри заведения было
невозможно.
Зарешеченные окна первого этажа, распахнутые настежь, вздрагивали с
частотой шестьдесят раз в минуту. Вздрагивали от глухих ударов чего-то твердого
по чему-то не менее твердому. Низкий тембр ударов сопровождался высоким
дребезжащим звуком, словно при соприкосновении стекла с железом. И в
аккомпанемент грохоту в живой уличный эфир врывался хор грубых мужских глоток,
исполняющих суперхит семидесятых: "Наша служба и опасна, и трудна..."
Если бы любопытный прохожий все же заглянул за решетки вытрезвителя, желая
выяснить, почему клиенты этого непопулярного в народе заведения так вдохновенно
исполняют милицейский гимн, то он обнаружил бы следующую картину.
В небольшой комнате за сдвинутыми в центр четырьмя столами сидело шестеро
молодых людей, барабанящих по столешницам кулаками и изливающих души упомянутой
песней. От ударов все находящееся на столах подпрыгивало, звенело и вносило
веселые нотки в пафос исполняемого произведения.
Вздрагивали и звенели полупустые бутылки водки "Россия", тарелки с квашеной
капустой и солеными огурцами, кружки с отбитыми ручками, наполненные
ярко-красным лимонадом и той же "Россией". Вилки, воткнутые в куски колбасы,
торчащие из открытых консервных банок с тунцом в томатном соусе, мерно
раскачивались в такт голосам, напоминая дирижерские палочки, управляющие
концертом.
Как фон, как белый искусственный пар на концертах звезд мировой и
отечественной эстрады, комнатку заполнял сизый сигаретно-папиросный дымок, от
предельно-допустимой концентрации которого не спасали даже открытые окна.
Короче говоря, любопытный гражданин, решив, что отечественный маразм достиг
той высоты, при которой задержанные сограждане с неподдельным вдохновением поют
ментовские шлягеры, кинулся бы куда глаза глядят, не помня себя от ужаса. И
вслед ему неслись бы знакомые с детства слова: "Значит, с ними нам вести
незримый бой..."
Загадка, впрочем, решалась просто. Достаточно было взглянуть на календарь.
Пятое октября. Дата, большинству гражданского населения ничего не
говорящая, имела огромное значение для той шестерки, что собралась сейчас в
вытрезвителе. Сегодня был День уголовного розыска, праздник менее известный,
чем, скажем, День милиции, но не становившийся от этого менее значимым. Все
шестеро испытывали к нему трепетные чувства - в одной из комнат вытрезвителя
располагалось отделение по раскрытию убийств.
Обещание руководства подыскать более подходящее для такого солидного
заведения помещение пока оставалось обещанием. Свободные площади в нынешнее
время - проблема из проблем. Вопрос, однако, решался. С лета. На высоком уровне
руководства РУВД и районной администрации. Терки авторитетов. Пока без стрельбы.
Но и без консенсуса.
Торжественна


Назад