6b18a24b

Кларов Юрий - Сафьяновый Портфель


Юрий Кларов
САФЬЯНОВЫЙ ПОРТФЕЛЬ
Из беседы искусствоведа А. Я. Бонэ с заместителем председателя Совета
московской народной милиции Л. Б. Косачевским
Бонэ. Великолепной синей краске индиго в древности не везло. Не везло даже
на ее родине, в Индии, где в XI веке аль-Бируни писал: "Из всех красок синяя
для брахмана является нечистой, и, если она коснется его тела, ему необходимо
совершить омовение. Кроме того, он должен беспрестанно бить в барабан и читать
перед огнем предписанные священные тексты".
Еще хуже и самой краске, и ее поклонникам пришлось в средневековой Европе,
где ее именовали "кормом сатаны" и "дьявольской краской". В 1577 году в
Германии был издан даже специальный закон, карающий смертной казнью за
использование индиго.
Немного позднее подобный же закон стал действовать и во Франции. Но, как
известно, справедливость, рано или поздно, торжествует (чаще, правда, поздно).
И уже в XVII веке индиго завоевало Европу. Бывший "корм сатаны" превратился в
"королеву красок". Индиго теперь, использовалось в окраске дорогих тканей, из
которых шили себе платья придворные модницы, шло на окраску кафтанов и
солдатских мундиров. Владельцы красилен и мануфактур просто не представляли
себе, как можно обойтись без этой чудесной краски. Особой популярностью индиго
пользовалось во Франции, куда его доставляли из далекой Индии. И тут владычица
морей Англия объявила о морской блокаде своей соперницы. Увы, первый консул
Наполеон Бонапарт ничего не мог поделать с мощным военным флотом Англии.
Английские корабли задерживали все торговые суда, державшие курс к французским
берегам. Франция лишилась многих товаров, в том числе и бесценного индиго, без
которого теперь уже никак не могла обойтись французская промышленность. И в
1800 году Наполеон установил премию в миллион франков тому, кто найдет для
индиго равноценную замену. Миллион франков - сумма весьма солидная. Поэтому
понятно, что тысячи, а возможно, и десятки тысяч людей пытались получить эту
премию. Но никто ее так и не получил.
Между тем, по некоторым сведениям, которые, правда, еще нуждаются в
дополнительной проверке, равноценная замена "корму сатаны", или "королеве
красок", была уже давно найдена мастером-красильщиком из Ржева.
30 января 1918 года было обнаружено ограбление Патриаршей ризницы. А через
неделю после происшедшего в кабинете председателя Московской комиссии по
охране памятников искусства и старины появился бывший чиновник Московского
дворцового управления, ведавший до декабря 1917 года всем имуществом Кремля,
Мансфельд-Полевой.
У представителя одного из древнейших графских родов Германии была щуплая
фигурка и остроносая незначительная физиономия, одна из тех физиономий,
которые никогда и никому не запоминаются. Но в манерах и осанке посетителя
чувствовалось - он не забыл, что его славный и доблестный предок Петр Эрнст
II, более известный под именем Эрнст Мансфельдский, по свидетельству
восхищенных историков, умер в походе, как и положено великому воину, стоя, в
полном боевом снаряжении, опираясь на плечи верных оруженосцев. Судя по всему,
Мансфельд-Полевой был готов, в случае необходимости, понятно, повторить этот
исторический подвиг здесь, в генерал-губернаторском доме, ставшем логовом
московских большевиков. Но в кабинете председателя Комиссии, человека веселого
и добродушного, царила настолько домашняя атмосфера, что умирать - ни стоя, ни
сидя - особой необходимости не было. Поэтому, расположившись в удобном кресле
(в Петровском


Назад