6b18a24b

Кликин Михаил - Деревня


Михаил Кликин
ДЕРЕВНЯ
рассказ
На самом краю рваного оврага грели темные от старости бока три
покосившиеся избы. Еще одна, с резными, потрескавшимися от долгого действия
времени наличниками, стояла чуть поодаль, на холме, словно вожак, наблюдающий
с высоты за своим бревенчатым стадом. Там жил единственный мужик в деревне -
дед Филимон. Дверь его хаты была приперта большим кривоватым дрыном ,который
семафорил соседям : " нет, мол, меня, уехал ваш Филимон в город ". Запирать
двери давно не имело смысла - посторонних не видели в деревне, уж пожалуй лет
пять, а то и больше. Да если б вдруг и появились нехорошие люди - что взять у
старика ? Разве что пару расколовшихся икон, на которых и не видно ничего,
кроме трещин, да смутно угадывающегося контура святого лика...
Бабка Анна беззвучно шевелила губами, на все лады склоняя не ко времени
уехавшего Филимона - ступенька на крыльце совсем сгнила, того и гляди
провалится; на старости лет ногу сломаешь - всю оставшуюся жизнь хромой
проходишь. А он, старый хрыч, завел свою дырявую моторку, да в город подался.
Потонет, а нам потом что делать? И она перевела взгляд мутных слезящихся глаз
на реку, раскинувшуюся под холмом широкой голубой лентой с быстрыми блестками
бликов.
- Куда ходила, Анюта? - окликнули ее с завалинки.
- Анюта!... - бабка Анна ехидно хихикнула, - уж помирать пора, а ты все
Анюта, да Анюта.
- Да куда тебе. Я, чай, на десять годов тебя старше, а все еще живу -
прошамкала старая Агафья беззубым ртом. - Ты сначала меня схорони, а уж там
как хочешь.
Вот уже года два этим диалогом начиналась каждая утренняя встреча Анны и
Агафьи.
- Вот, ходила к Филимону, а он, хрен моржовый, в город укатил, -
пожаловалась Анна, - крыльцо совсем сгнило, с водой боязно ходить. Я уж так:
поставлю ведро рядом, да двигаю помаленьку - упаси, Господи, провалиться...
Агафья сочувственно покачала головой:
- Да плохо без мужика. Вот мой был. Хату срубил, колодец поставил, баня ,
вон, до сих пор стоит как новая. Пил только сильно...Зато не бил меня...
Любил...
Анна усмехнулась, обнажив красные десны и четыре пожелтевших зуба.
- А ты в город езжай, закадри кого-нибудь ,тока гляди, работящего бери, а
не кобеля какого!
Агафья возмущенно замахала руками:
- А ну тебя! Все хаханьки! Где ж его такого взять, чтоб к старухе жить
пошел? Ладно хоть Филимон под боком, а не дай Бог к детям уедет, что делать-то
будем?
И они обе замолчали, подставляя старческие бока под жаркие лучи солнца.
Мягкий ветерок лениво шевелил выбившиеся из-под платка седые волосы, вплетая в
них серебристую августовскую паутину. Осины на той стороне оврага уже начали
слегка краснеть, и хотя солнце светило по прежнему ярко, и дни стояли жаркие,
в воздухе чувствовалось приближение осени; что-то неуловимое пронизывало всю
атмосферу, заставляя беречь и жадно впитывать, быть может последние капли
летнего тепла.
- А где Настасья ? - неожиданно спросила Анна, нарушив дремотное
блаженство Агафьи.
Та вздрогнула, что-то неслышно пробормотала и недовольно произнесла:
- Да не видать что-то. Как вот в обед вчерась ушла, так и не выходила. Уж
не случилось ли что ? Пойдем поглядим.
И Агафья ,тяжело опираясь на палку, начала приподниматься с завалинки.
- Ох, спаси, Господи ! - непонятно к чему сказала она, и, медленно
перебирая негнущимися ногами, пошла к покосившемуся дому у самого оврага. Анна
пошла следом, продолжая про себя ругать уехавшего Филимона.
- А может она того, - с Филимоном в город. В ЗАГС. - она ск


Назад