6b18a24b

Кликин Михаил - Ни Слова О Магах


Михаил Кликин
Ни слова о магах
Случается, что разные миры сходятся в одной точке. И тогда судьбы людей сплетаются с судьбами магов. На грани миров две противоборствующие армии ждут появления третьей силы — Роя жутких существ, которые несут с собой смерть и опустошение. Два мага, возглавляющие армии, продолжают вековую борьбу, и каждый считает себя правым. И когда магия оказывается бессильна, когда мечи и копья становятся бесполезны, приходит время пороха...
ПРОЛОГ
Снежные быки — огромные, лохматые, медлительные — легко тянули нагруженные волокуши. Струи морозного искрящегося тумана вырывались из ноздрей, оседали инеем на мордах, покрывая густую шерсть массивными гирляндами мокрых сосулек. Порой животные трясли головами, и тогда смерзшийся мех колыхался, осыпаясь мелкими ледышками.
На шее каждого быка восседал погонщик. Людям приходилось несладко, они хоть и кутались в шубы, прятали носы в воротники, но мороз пробирал до костей, а стылый ветер так и норовил забиться под одежду. То и дело один из закоченевших погонщиков бросал поводья, соскакивал в снег и бежал рядом со своим быком, в опасной близости от огромных мохнатых ног, цепляясь за космы, свисающие с боков животного. Бежал, проваливаясь в сугробы почти по пояс, с немалым трудом выбираясь из снежного плена. Бежал, пока не начинал задыхаться, пока едкий пот не заливал глаза. И, согревшись, взбирался на шею быка и замирал там, съежившись под просторной шубой, отдыхая и экономя тепло.
На длинных волокушах, примостившись на жердях, словно на насестах, ехали мрачные воины-охранники. Этим приходилось еще хуже, чем погонщикам, — шуб у них не было, а плащи хотя и были подбиты мехом, но совсем не грели. Окоченевшие воины выглядели жалко — синие лица, мраморно-белые носы, трясущиеся губы...
Небо сегодня было чистое. За долгую ночь серые отяжелевшие тучи опустились к подножиям гор, и перевал сразу же выстыл, лишившись небесного покрывала. А под утро задул ветерок, вроде бы и не сильный, но нестерпимо колючий, обжигающий открытую кожу.
Солнце, маленькое и совсем не греющее, взошло уже давно, но звезды не торопились спрятаться, только немного умерили свой блеск...
Один из охранников с тоской глянул вверх. Пробормотал ежась:
— Звезды белым днем — где ж это видано?... — Он сплюнул, и слюна затрещала на морозе. В снег упал маленький ледяной комочек.
— Ты смотри — плевок замерзает!
— Ничего, через горы перевалим, там теплей будет, — сказал второй охранник. Воины сидели рядком на длинной толстой слеге, тесно прижавшись друг к другу. Они сняли с себя кольчуги, хоть это и было строго запрещено.
— Еще один такой день, и мы все тут околеем, словно воробьи на морозе. Только быки и останутся.
— Спуск уже начался. К вечеру, может, перевал пройдем.
— Что толку? Внизу тоже зима.
— Все равно там потеплей будет.
— Да какая разница? Везде холод страшный!
Они замолчали, смежив слезящиеся глаза.
Хрустел снег. Пофыркивали быки. Скрипели связанные жерди волокуш. Кто-то из погонщиков затянул протяжную гортанную песню, его поддержали несколько голосов, но вскоре песня смолкла.
Мерные тихие звуки и колыхание волокуш вгоняли в сон. Да и теплее кажется, если не шевелиться. А чуть двинешься — и сразу морозный воздух ползет под одежду, щиплет кожу, пробирает ознобом...
Охранники дремали, ежась и прижимаясь друг к другу.
Спали погонщики.
Солнце медленно клонилось к западу.
И вдруг что-то произошло.
Грянул гром, разбудив окрестные горы. Заметалось вспугнутое эхо, ища укрытия.
Охранники вздрогнули, п



Содержание  Назад