6b18a24b

Клименко Михаил - Ледяной Телескоп



Михаил Клименко.
Ледяной телескоп
1
Где-то уже за полночь я успокоился и стал засыпать.
Весь вечер мне звонил Кобальский, наш местный фотограф. Просил помочь ему. Все задавал какие-то странные вопросы: на ходу ли мой автомобиль, умею ли я плавать, не занят ли буду завтра утром.

Я спросил, чем же в конце концов могу быть полезен. Он забормотал, что-де так сразу всего и не расскажешь, тем более о чем говорить, если помочь я не согласен... И вдруг спокойно так предлагает: если я ему помогу, он принесет мне алмаз величиной с арбуз.

Ну что на это скажешь? Я нагрубил ему. Пообещал надрать ему уши, если он позвонит еще. И лег спать.
Я не мог отключить телефон, так как ждал междугородного звонка от дяди Станислава. Дядя занимался археологическими исследованиями где-то в Хорезмском оазисе и много лет у нас не появлялся.

И вот накануне я получил от него письмо-телеграмму с предложением во время моих студенческих каникул принять участие в экспедиции - в поиске развалин какого-то занесенного песками замка Шемаха-Гелин. О своем согласии я и должен был сообщить ему по телефону.
Будто назло дождавшись минуты, когда уже невозможно поднять отяжелевшие веки, телефон зазвонил опять. "Наконец-то дядя Станислав!" - подумал я и вскочил с постели.
- Да, да! - крикнул я в трубку. - Алло! Максим слушает.
- Максим, вас снова беспокоит Кобальский. Умоляю, не бросайте трубку! Послушайте, не будьте так наивны и упрямы. Если вы согласитесь мне помочь, я сейчас же принесу вам то, о чем упоминал.

Итак, вы решились?
- Представьте себе - спал! И ничего не решал! - сердито закричал я, преодолевая сонную хрипотцу, и закашлялся.
Сообразив, скорее смутно почувствовав, что дело тут нечистое, что это не просто какое-нибудь шутейное надувательство, я сказал!
- Вообще-то я, конечно, согласен вам помочь. Но понимаете, тут с минуты на минуту должен позвонить дядя Станислав. И мне, наверное, срочно придется выехать на ту сторону Каракумов.
- А-а... - протянул Кобальский. - Дядя Станислав... Станислав Грахов?
- Да, он мой дядя.
- Отличный человек, должен я сказать. Мне приходилось работать в его экспедиции... - не то вспоминая, не то о чем-то раздумывая, сказал он. Голос его отдалился, он с кем-то стал разговаривать вдалеке от трубки.

Насколько я уловил из обрывков долетавших до меня фраз, речь шла о том, что я вроде бы не знаю древнегреческого алфавита, а кто-то самонадеян... Понять что-либо определенное из этого вздора было невозможно.
Голос его исчез. Он положил трубку. Раздосадованный, я снова лег спать. Долго ворочался с боку на бок. Сон не возвращался.

Я лежал с открытыми глазами и думал, вспоминал, что мне известно о Кобальском.
В наши края он приехал недавно. Кроме фотографии, он еще интересовался голографией. Один из приятелей как раз на днях говорил мне, что Кобальский сделал какое-то эпохальное открытие.

Я, как и многие другие, этим устным сведениям о какой-то голографии серьезного значения не придавал.
Минут через сорок, когда я уже снова засыпал, опять раздались звонки. Я, словно оглушенный, тупо слушал далекий телефонный трезвон и не поднимался. Скоро телефон звонить перестал...
Как я узнал много позже, это и был звонок от дяди Станислава.
2
Не знаю, сколько прошло времени после телефонного звонка, на который я так и не отозвался.
Кто-то настойчиво, негромко стучал в дверь. Я открыл глаза. Было раннее утро.

Я вскочил с постели, выбежал в прихожую.
- Кто там? - раздраженно спросил я.
- Открывай, Максим!
- Это еще кто? - удивился я.
- Дядя Стани



Назад